Фундаментальная онтология

Фундаментальная проблема, без разрешения которой невозможно построение целостной картины мира, объединяющей науку, философию и богословие в едином пространстве культуры – проблема онтологии. И она же суть и фундаментальная мировоззренческая и духовная проблема. Без её решения невозможно разрешить коренные вопросы человеческого бытия – вопрос о цели и смысле жизни, вопрос о роли и месте человека в мироздании.

Фундаментальная онтология должна, во-первых, преодолевать декартовское разделение души и тела, и, во-вторых, соотноситься с онтологическими представлениями таких фундаментальных наук, как математика и физика, изначальной целью которых было прочтение Книги Природы, исследование замысла Творца. Именно к этому стремились творцы новоевропейской науки – Кеплер, Галилей, Ньютон, Лейбниц. До сих пор не удалось разработать онтологические основания для математики и физики исходя из данных самой науки. Возможно, что обращение к традиции понимания Священного Писания, лежащего в основе трех авраамических мировых религий – иудаизма, христианства и ислама – поможет дать содержательную онтологическую интерпретацию математике и физике, достигшим своего расцвета в контексте традиции библейского Откровения, и тем самым приблизит к созданию фундаментальной онтологии.

Таким образом, естественным образом возникают следующие направления исследований:

  1. Исследование онтологии современной физики: как признается многими исследователями, материалистическая онтология неадекватна современной физической картине мира; более того, сейчас она даже стала тормозом для науки.

    Создаваемая наукой картина мира принципиально не полна, потому что, во-первых, остаётся не проясненным онтологический статус законов природы, во-вторых, потому что объективные методы исследования, принятые на вооружение современным естествознанием, выводят за пределы научной картины мира личность, сознание, и вообще все психическое – собственно, все то, что называется жизнью. Научная картина мира нуждается в расширении, которое позволило бы добавить живое, личностное, экзистенциальное, «внутреннее» измерение бытия – измерение, имеющее онтологический статус. Построение такой системы цельного знания невозможно без учета знания богословского, представляющего собою вопрошание о человеческой сущности, не сводимой к биологическому или социальному существованию и являющегося неотъемлемым элементом знания гуманитарного.

  2. Исследование онтологии математики: какова природа «идеальных» математических объектов, создаваемых человеческим разумом и обладающих, во-первых, уникальным свойством универсальности и общезначимости, а во-вторых удивительно эффективно описывающих окружающую реальность.

    Примечательно, что имя родоначальника математики Пифагора традиция связывает по крайней мере с тремя величайшими культурами древности: египетской, вавилонской и ветхозаветной иудейской. Неважно, насколько это соответствует историческим реалиям (большинство исследователей в этом сомневаются) – важно, что предание сохранило представление о сакральном характере математического знания. Непостижимая же, по выражению Вигнера, эффективность математики в естественных науках является следствием того, что естествоиспытатель делает правильные онтологические предположения. Это становится возможным потому, что обладающий даром слова человек, созданный по образу и подобию Творца, и сотворенная Словом Божиим природа обладают одинаковой пойетической структурой.

  3. Исследование богословия Священного Писания: если Библия – это действительно Откровение, взгляд «со стороны» Творца, то естественно ожидать, что Бог, открывая Свою «Точку зрения» на мироздание, свидетельствует, в частности, и о фундаментальном устроении бытия.

    Ключевые места библейского Откровения, являющие структуру сотворённого Словом Божиим бытия – это Шестоднев, повествующий о процессе творения, и видение пророка Иезекииля, положенное в основу новозаветного представления о «четвероякости» божественного действия (свт. Ириней Лионский). Библейская онтология является монистической (мир творится Богом из ничего), однако она не «лежит на поверхности» текста, но может быть «вычитана» из библейского контекста. Именно из Библии, Откровения Личностного Бога, священного писания трех авраамических религий – иудаизма, христианства и ислама, уходящих корнями в библейское Откровение, может прийти в научную картину мира и онтологически фундированное понятие личности, наделенное экзистенциальным, «внутренним» измерением бытия, – так же, как оно, собственно, пришло в культуру.