Семинар «Философские аспекты интерпретации квантовой механики»

5 октября 2012 года в Научно-богословском центре междисциплинарных исследований факультета искусств Санкт-Петербургского государственного университета состоялся семинар «Философские аспекты интерпретации квантовой механики».

Докладчик: Андрей Анатольевич Гриб, заведующий лабораторией теоретической физики им. А.А. Фридмана, профессор кафедры физики физического факультета РГПУ им. А.И. Герцена, член ESSSAT, доктор физико-математических наук.

Академик Виталий Лазаревич Гинзбург в своей Нобелевской лекции особо отмечал «три великих проблемы современной физики», разрешение которых, вероятно, требует выхода за пределы традиционного объективирующего подхода – «это, во-первых, вопрос о возрастании энтропии, необратимости и “стреле времени”. Во-вторых, это проблема интерпретации нерелятивистской квантовой механики и возможности узнать что-либо новое даже в области ее применимости (лично я в такой возможности сомневаюсь, – добавляет Гинзбург, – но считаю, что глаза надо оставлять открытыми). В-третьих, это вопрос о редукции живого к неживому, то есть вопрос о возможности объяснить происхождение жизни и мышления на основе одной физики». Фактически, все три перечисленные Гинзбургом «великие проблемы современной физики» – это проблемы неполноты современной научной картины мира. Первая проблема ставит вопрос о том, как из обратимых законов физики следует присущая миру необратимость, проявляющаяся, в частности, в том, что Вселенная развивается, эволюционирует? Вторая поднимает вопрос о природе реальности – какая онтологическая реальность стоит за теми математическими конструктами, при помощи которых фундаментальная физика описывает мир? И наконец, третья – это проблема того, каким образом жизнь, психика и личность могут быть «встроены» в научную физическую картину мира?

Как утверждают авторы книги «Квантовый вызов. Современные исследования оснований квантовой механики», «квантовые явления вынуждают нас к радикальному пересмотру наших представлений о физическом мире, пересмотру, который пока не достигнут ни в каком смысле». У нас практически нет аналогов, помогающих понять, какая реальность соответствует вектору состояния, характеризующему элементарные «частицы», и каким образом можно описать включенность наблюдателя в процесс наблюдения. Замечательный российский физик Давид Николаевич Клышко, уделявший большое внимание проблемам интерпретации квантовой механики, в самом конце ХХ столетия писал: «Подводя итог, мы приходим к пессимистическому взгляду на современное состояние “великой квантовой проблемы” физики ХХ века – дать реалистическое [фактически, материалистическое] толкование вектора состояния. Несмотря на все усилия нескольких поколений физиков, сотни статей, десятки конференций и монографий, изобретение множества терминов, – разумной общепринятой альтернативы копенгагенскому языку [языку рецептурному, принципиально отказывающемуся от постановки вопросов об онтологической природе мироздания] <…>, по-видимому, не создано». Единственное, что можно сказать, это то, что вектор состояния интуитивно более всего похож именно на логос, – нечто не «материальное», но, в определенном смысле, «живое», как будто обладающее известной если не «разумностью», то, про крайней мере, взаимодействующее с логосом наблюдателя.

Один из крупнейших физиков ХХ столетия лауреат Нобелевской премии Вернер Гейзенберг в докладе «Роль физики элементарных частиц в развитии современного естествознания», прочитанном в 1974 году на заседании Шведской Академии наук, сказал:

«Физика [элементарных] частиц информирует нас, строго говоря, о фундаментальных структурах природы, а не о фундаментальных частицах. В грандиозном напряжении, с каким наша эпоха работает в этой области [в сфере микромира], позволительно видеть выражение человеческого прорыва проникнуть в интимнейшую суть вещей. Я не виноват, если эта суть не материальной природы, если нам приходится иметь дело скорее с идеями, чем с их материальным отображением. Во всяком случае, нам следовало бы попытаться понять эту суть».