14 февраля 2014 года в Российском государственном педагогическом университет им. А.И. Герцена прошла Межвузовская конференция, посвященная 450-летию со дня рождения Галилео Галилея

Галилео Галилей (15.02.1564 – 8.01.1642) внёс основополагающий вклад в формирование современной теоретической физики. Среди множества научных дисциплин, исследующих соразмерность, смысл, историю, причины, разумные основания мира, – все то, что обозначается термином логос, – теоретическая физика, изучающая фундаментальную структуру мироздания, занимает особое место. Теоретизирующий взгляд на мир подразумевает описание не объектов, существующих в мире, но самих законов, управляющих этими объектами. Каждое отдельное существование – это эмпирический факт, а объединение отдельных фактов в общий закон – творческий акт, постулирующий существование закона, охватывающего, объемлющего и гармонизирующего все многообразие отдельных фактов.

Характерно, что изначально само слово θεωρία – теория – прочитывалось как Θεό(ς)-ρία – Бого-вúдение; этимологически это неверно (греч. θεωρία происходит от θέα – зрелище, взгляд, облик, и οράω – видеть, смотреть, наблюдать), но теория в определенном смысле дает возможность встать на «точку зрения Бога». Действительно, описывая мир на языке «законов природы» мы, фактически, становимся на точку зрения Законодателя.

Вера в существование законов сродни вере религиозной; Эйнштейн называл это «космической религией», или «космическим религиозным чувством» отмечая, что «не может найти выражения лучше, чем “религия”, для обозначения веры в рациональную природу реальности, по крайней мере той ее части, которая доступна человеческому сознанию. Там, где отсутствует это чувство, наука вырождается в бесплодную эмпирию».

По всей вероятности возможность постигать законы природы – проявление того, что сотворенный Словом Божиим мир и созданный по образу и подобию Божию человек, наделенный даром слова, обладают одинаковой пойетической структурой (греч. ποιητής – творец происходит от глагола ποιέω – делать, изготавливать).

Таким образом, теоретизирующая наука, претендующая на способность описать мир с «абсолютной точки зрения», – не с точки зрения Абсолютной Личности, но с точки зрения Абсолютного субъекта, – неизбежно приходит в соприкосновение с богословием, утверждающим что, ему ведом личностный взгляд Творца, данный в Его Откровении. Это соприкосновение порой превращается в конфликт, – конфликт интерпретаций, – как то произошло с Галилеем, когда традиционные богословские положения приходят в столкновение с данными современного естествознания. Связано это, прежде всего с тем, что религиозная «система мира», неявно подразумеваемая богословской традицией, органично включает в себя средневековые представления о мироздании, от которых современная наука давно отказалась.

Дело в том, что средневековое богословие для построения «системы мира» использовало существовавшие в то время (языческие) представления о мироздании. Изъясняя, почему это возможно, святитель Григорий Нисский дает иносказательное толкование библейского повествования о том, как «сделали сыны Израилевы по слову Моисея и просили у Египтян вещей серебряных и вещей золотых и одежд. Господь же дал милость народу [Своему] в глазах Египтян: и они давали ему, и обобрал он Египтян» (Исх 12:35–36). Святитель Григорий под золотом язычников предлагает понимать «нравственную и естественную философию, геометрию и астрономию, и словесные произведения и все, что уважается пребывающими вне Церкви <…> [которые следует усвоить христианам у язычников дабы] хранить у себя, чтобы употребить в дело при времени, когда должно будет божественный храм таинства украсить словесным богатством. Так собирающий себе таковые богатства, каждый от себя приносит оное Моисею, трудящемуся над скинией свидения, уделяя на устроение святыни. Это, как можно видеть, делается и ныне. Многие внешнюю ученость, как некий дар, приносят Церкви Божией. Таков и был великий Василий, прекрасно во время юности купивший египетское богатство, принесший его в дар Богу, и таковым богатством украсивший истинную скинию Церкви» (Григорий Нисский, свт. О жизни Моисея законодателя, или о совершенстве в добродетели // Григорий Нисский, свт. Творения.Ч. 1. 1861. С. 296). Однако это «египетское богатство» со временем неумолимо ветшает, как то стало ясно в эпоху Галилея и свидетелями чему являемся мы сегодня.

С докладами на конференции, в частности, выступили:

[speaker][speaker_title]Проф. И.С. Дмитриев, СПбГУ, д.хим.н.[/speaker_title]
[speaker_name]«За что судили Галилея?»[/speaker_name]
[speaker_title]Прот. Кирилл Копейкин. СПбДА, СПбГУ, к.ф.-м.н., к. богосл.[/speaker_title]
[speaker_name]«Галилей и взаимоотношения науки и богословия: от конфронтации к диалогу»[/speaker_name]
[speaker_title]Проф. А.А. Гриб. РГПУ им. А.И. Герцена, д.ф.-м.н., лауреат Международной золотой медали Телезио-Галилея.[/speaker_title]
[speaker_name]«Принцип относительности: от Галилея до Эйнштейна»[/speaker_name][/speaker]